Главная » Лечение болезней » Симптом, синдром, болезнь

Симптом, синдром, болезнь

Симптом, синдром, болезнь

Основой психопатологии является учение о симптомах, синдромах и психических болезнях как сложной совокупности и закономерном сочетании синдромов при различных типах их динамики (специфическом патокинезе).

Симптомы болезни (от греч. Συμπτωμα – признак, случай, совпадение) являются отражением патологического состояния различных функциональных систем, обеспечивающих интеграцию психической деятельности. При распознавании и оценке симптома имеют значение его внешнее проявление, его характеристика, степень выраженности, а также возможность объективизации, так как при разных симптомах отмечаются различные особенности поведения больных, регистрируемые объективно.

В то же время толкование, интерпретация различных симптомов, как отражение расстройства определённого психического состояния или процесса (восприятия, мышления, эмоций), до известной степени условно. Например, при наличии бреда речь идёт не только о нарушении мышления, но также в ряде случаев и о нарушении аффекта, обманах памяти, расстройстве самосознания и др. В тех случаях, когда субъективный и объективный компоненты симптома совпадают, возможно достаточно точное описание симптоматики болезни, что, естественно, способствует уточнению диагностики и позволяет проводить направленное эффективное лечение.

Симптомы сами по себе редко исчерпывают клиническую картину при нарушении психической деятельности. Например, такие симптомы, как тревога и страх, возникают у людей тревожно-мнительного склада (Суханов С. А., 1912) на разных этапах жизни, при воздействии различных стрессовых факторов или у людей «боязливых» (Теофраст, IV в. до н. э., Цицерон, I в. до н. э.). Гораздо чаще тревога и страх сочетаются с другими симптомами, такими как аффективная подавленность, бредовая напряжённость и др. В таких случаях речь идёт о формировании симптомокомплексов (термин введён В. Гризингером, 1845, 1881) или синдромов (Крафт-Эбинг Р., 1897).



Синдром (от греч. Συνδρομή – стечение, совместный бег) понимается как устойчивая совокупность симптомов, объединённых единым патогенезом. Синдром может представлять всю клиническую картину, например, кататонии, аменции, меланхолии (депрессии). Часто синдромы являются этапными, на что впервые обратил внимание В. Гризингер, полагая, что начальному этапу любого психоза соответствует меланхолия (депрессия), которую затем сменяет мания, а впоследствии развивается бред, предшествующий завершающему слабоумию (Гризингер В., 1845, 1881).

Психоз(psychosis) – болезненное расстройство психики, которое проявляется неадекватным отражением реального мира и сопровождается нарушением поведения, что обусловлено появлением не свойственных норме нарушений (галлюцинации, бред, возбуждение, ступор и др.).

П. Ю. Мебиус, впервые разделив все психозы на экзогенные и эндогенные, положил начало и соответствующему делению синдромов (Мебиус П. Ю., 1893). А. Гохе (1901, 1912) дал понятие об «аксиальных» (осевых) синдромах, которые пронизывают течение болезни, являясь центром клинической картины на всём её протяжении (например, паранойяльный синдром как осевой синдром при паранойе, выделенной Э. Крепелином в качестве самостоятельной болезни).

Понятие «структуры» синдрома А. Кронфельд (1940) рассматривал как закон сосуществования частей в целом. Центральным вопросом синдромологии является проблема основных синдромологических структур. Основная структура зависит от особенностей болезненного процесса. Эта точка зрения разделялась не только «классическими нозологами», такими как Э. Крепелин (1900) и его последователи в России (Корсаков С. С., 1901; Гиляровский В. А., 1938; Снежневский А. В., 1983), но и представителями симптоматологического (синдромологического) направления (Гохе А., 1912; Бонгеффер К., 1908; Барюк А., 1920 и др.). А. Гохе в более поздних работах утверждал, что одни и те же синдромы не обозначают единства форм болезни, а могут встречаться в различных нозологических разделах (Гохе А., 1925).



Со времени появления работ К. Бонгеффера достаточно чётко установлены критерии выделения синдромов экзогенно-органического круга с учётом особенностей их «основных» признаков (Бонгеффер К., 1901, 1908). Опираясь на свои исследования алкогольных психозов, К. Бонгеффер перешёл к изучению экзогенных психических расстройств. Под таковыми он понимал такие, которые «мы видим возникающими вслед за острыми инфекционными заболеваниями – при инфекционной хорее, при острых истощающих заболеваниях другого рода, при кахексии, при анемических состояниях, аутоинтоксикации в результате расстройства кровообращения, уремии, холемии, при диабете, базедовой болезни». Он пришел к следующим выводам: «Разнообразию основных заболеваний противостоит большая однородность психических картин. Напрашивается мысль, что мы имеем дело с типовыми психическими формами реакций, сравнительно независимыми от специальной формы вредоносных моментов, вовлекая в данный круг и механические повреждения мозга, и контузии, и странгуляции, и хронические инфекции, и, отчасти, атеросклероз, и сенильные психозы».

В 1908 году К. Бонгеффер писал: «Можно установить следующие типы психозов (синдромов):

1.Делирии, связанные с лихорадочными инфекционными заболеваниями.

2.Эпилептиформный тип, который может проявляться в бурном моторном возбуждении и возбуждении со страхом или сохранившейся ориентировкой или в сновидном сумеречном состоянии сознания.

3.Галлюцинации, близко стоящие к делириям.

4.Состояния ступора различной интенсивности. Они часто связаны с афазическими, апрактическими элементами и элементами персеверации.



5.Аменции в узком смысле слова, с выступающими на первый план признаками спутанности мышления, мимолётными бредовыми состояниями, психомоторными симптомами – характера лабильности аффекта.

В смысле течения выделяются также известные типы:

а) эпилептиформные состояния, обрывающиеся, как правило, внезапно, с последующим сном и полной критикой;

б) бурное возбуждение, прогностически не вполне благоприятное, часто дающее смертельный исход. Такие формы соответствуют «делириум актум»;

в) эмоционально-гиперестетическое течение чаще развивается из подострых делириев и аменций. Прогноз зависит от характера соматического процесса;

г) нередко встречается форма течения, обозначаемая как амнестический симптомокомплекс (синдром Корсакова) с более или менее выраженными полиневритическими и церебральными симптомами. Больные либо выздоравливают, либо у них остаётся снижение памяти и инициативы;

д) псевдопаралитическая форма характеризуется спинальными и церебральными очаговыми симптомами. Картина близка к дементной форме паралича».

После критической оценки Г. Шпехтом тех «специфических» синдромов, которые возникают при экзогенно-органическом поражении мозга, К. Бонгеффер присоединил к выделенным им синдромам «органическому», «экзогенно-органическому», также меланхолический (депрессивный), маниакальный и галлюцинаторно-параноидный синдромы (Шпехт Г., 1917). После этого К. Бонгеффер стал полагать, что нет никакой уверенности в том, что же, в конце концов, «эндогенно», однако признавал, что картина делирия, которую мы наблюдаем при инфекциях или интоксикациях (алкоголь), совершенно чужда эндогенному психозу. Также и Корсаковский синдром никогда не сопровождает болезней, которые мы рассматриваем как эндогенные.



G. Stertz (1911, 1930) подошёл к рассмотрению экзогенных реакций К. Бонгеффера с несколько иных позиций. Он пытался объяснить их гетерогенность и неодинаковую клиническую значимость, различая при этом две группы проявлений – облигатные и факультативные синдромы. Методологическое и теоретическое значение такой идеи для синдромологии чрезвычайно важно.

Облигатные синдромы – это те, которые обязательно возникают при каждой экзогенной вредности. По интенсивности и форме течения они вполне отражают экзогенный процесс. 0ни непосредственно обусловлены соматическим процессом, поэтому там, где имеются эти синдромы, обязательно имеются и экзогенные вредности. Г. Штерц доказывает (доказательная психиатрия!) наличие таких первичных специфических синдромов при экзогенных вредностях. По Г. Штерцу, облигатные экзогенные синдромы всегда налицо при соответствующих мозговых процессах и вредностях. Поэтому они в полной мере характеризуют критерий первичного специфического происхождения. 0босновывая свое понимание облигатных экзогенно-органических синдромов, Г. Штерц называет три облигатных синдрома: оглушённость, делирий, амнестический симптомокомплекс.

В ряду факультативных синдромов обозначаются галлюцинозы, аментивные расстройства, эпилептиформные, кататонические синдромы, маниакальные, депрессивные состояния, так же как исходные формы «эмоционально-гиперестетической» слабости. Факультативные синдромы ни по интенсивности, ни по длительности не стоят в строгой параллели с соответствующими процессами. Их положение в экзогенном процессе и отношение к нему относительно самостоятельны. Они не обязательно возникают при всяком экзогенном процессе. Отсюда Г. Штерц делает предположение, что для их существования решающим является индивидуальное предрасположение, а стало быть – эндогенный фактор. Это заключение Г. Штерца до настоящего времени остаётся недоказанным, в то время как наличие облигатных синдромов прослеживается во всех случаях острых экзогенно-органических психозов и на более поздних стадиях их существования. Сам принцип подхода с обязательным выделением подобных синдромов является исключительно ценным для доказательной диагностики осевых экзогенно-органических процессов (то же относится и к эндогенным процессам).



Начиная с K. Bonhoeffer, все исследователи полагали, что различные психосиндромы, которые могут наблюдаться в процессе общих заболеваний, никогда нельзя резко отграничить от сходных с ними симптомов: одно патологическое состояние незаметно переходит в другое вместе с симптомами, относящимися к другому синдрому, так что, например, типичный делирий путём усиления бессвязной спутанности постепенно может переходить в картину аменции, сама аменция сменяется галлюцинозом и т. д. Интерес представляют работы H. Wieck (1956) о симптоматических психозах. Он говорит о синдромах нарушенного сознания и о синдромах промежуточных, которые носят преходящий характер, называя их переходными синдромами (Durchgangsyndrome), куда относятся аффективные, астенические и другие синдромы. Их возникновение после острых психозов с помрачением сознания, как полагает H. Wieck, в таких случаях является показателем благоприятного прогноза, так что они могут рассматриваться в качестве «прогностических ориентиров».

Как видно, круг экзогенно-органических синдромов очень широк. Это чрезвычайно важно в том отношении, что подобное положение вещей служит косвенным указанием на наблюдающееся зачастую в практике неоправданное расширение в ряде случаев диагностики шизофрении, эндогенного заболевания, при котором достаточно часто встречаются бредовые, галлюцинаторно-бредовые, кататонические синдромы, сами по себе не являющиеся патогномоничными для эндогенного процесса.

В этом смысле показательна диагностическая ошибка Курта Шнайдера в отношении старшего лейтенанта Е., который, помогая своему товарищу, попавшему в беду в шахте во время взрыва, спустился к нему, но при этом сам подвергся тяжёлому отравлению СО. Его вытащили в состоянии тяжёлой интоксикации. В течение 10 дней он медленно приходил в себя, но затем у него стали наблюдаться кататоно-негативистические симптомы. Он часто проявлял агрессию в отношении окружающих, был возбуждён. После кратковременного улучшения развились резкое двигательное возбуждение, агрессивность, он рвал свои вещи, появились идеи отравления. Затем он стал очень тревожным, слышал бранные голоса из-под кровати, утверждал, что на него воздействуют электрическим током, в его пищу добавляют кал и мочу. В течение всех остальных лет его жизни, которые он провёл в больнице, ни в какие трудовые процессы его вовлечь не удалось. Через 23 года он умер от туберкулеза. Вся эта длительная картина болезни казалась более близкой к шизофрении. К. Шнайдер, осмотревший больного, заявил, что не находит в статусе ничего экзогенного и считает его близким к классической шизофрении. Всё же он высказался за наличие дополнительной вредности. Вскрытие обнаружило обширные симметрично расположенные очаги разрушения в лобной и затылочной долях мозга, склероз аммонова рога, атрофию в одном из полушарий мозжечка и очаговые симметричные некрозы в передней трети pallidum, что характерно для тяжёлой аноксемии мозга вследствие отравления СО (Клиническая психиатрия / под ред. Г. Груле, В. Майер Гросса. – М., 1967. – С. 276).



Определение основного расстройства при эндогенных процессуальных психозах (шизофрения) также чрезвычайно важно с точки зрения диагностической доказательности и дифференцирования этой нозологической группы. Э. Блейлер (1911) предполагал непосредственно вызванное соматическим процессом нарушение связей, диссоциацию элементарных психических процессов. Свои выводы он связал с учением К. Вернике (1900) о сеюнкции: в транскортикальной части сенсомоторной рефлекторной дуги возникает раздражение и появляются перерывы. Они вызывают отдельные «первичные» синдромы; сообразно с тем, поражена ли сенсорная, аутопсихическая или моторная область транскортикальной дуги, образуется галлюцинаторная, первично «аутохтонно»-бредовая или психомоторная структура. После поправок, которые внёс Э. Блейлер в эти установки, К. Вернике и вслед за ним большинство клиницистов рассматривают «диссоциацию» как основное шизофреническое расстройство. Й. Берце (1914) причисляет к этому «основному» расстройству гипофункцию психической активности, о чём гораздо раньше его писал С. С. Корсаков (1891). В таком понимании методологическое рассмотрение «облигатных», «специфических» эндогенно-процессуальных симптомов и синдромов является не просто важным, но необходимым компонентом диагностики.

Для диагностики эндогенных или экзогенных заболеваний, таким образом, более значимыми являются «основные» или «облигатные» симптомы, определяющие «осевые синдромы», которые совершенно различны при этих полярно противоположных видах психической патологии.



Если для органического психосиндрома, как осевого, характерны следующие признаки триады Х. Вальтер-Бюэля (1951): лабильность аффекта, нарушение мышления с его оскудением, торпидностью, мнестические расстройства и снижение интеллекта, то для эндогенного, процессуального (шизофренического) типичны монотонность аффекта, его «неподвижность» (Блейлер Э., 1911), нарушение мышления с диссоциацией, аутизмом и «ослабление энергии психической жизни» (Корсаков С. С., 1891).

В методологическом плане трудно переоценить значение идей К. Ясперса, которые он высказал в своей «Общей психопатологии» (Ясперс К., 1913). Исключив органические болезни мозга, инфекционные и интоксикационные психозы, он разделил все психические расстройства на два больших раздела соответственно их течению и биологической сущности. Первая группа болезней – это болезненные процессы, отличающиеся определенным течением и всегда ведущие к некоторым изменениям личности (при этом часто обнаруживаются шизофренические черты); другая группа объединяет болезни, при которых обнаруживаются фазы, в которые временами вступает личность, выражая этим своё врождённое предрасположение; здесь шизофренические черты отсутствуют. К процессам мы подходим с логическими критериями объяснения (Erklarung), объективного обнаружения связи, зависимости, закономерности, т. е. вскрываем принцип причинности. Так подходим мы, например, к симптоматологии прогрессивного паралича, белой горячки и др. Совершенно иначе мы подходим к тому, что рассматривается как фазы: здесь сочетание симптомов является понятным (verstehen), как, например, при истерии, при реактивной депрессии, при невротическом или психопатическом развитии личности. В этой группе «осевых» синдромов представлены разнообразные их проявления и сочетания, характеризующие «личностную динамику синдромов», «личностную синдромологию», «синдромологию развитий» (навязчивости, сверценные идеи, депрессивные реакции без негативных, меняющих личность признаков).



Болезнь.В психиатрии в процессе развития научных представлений о психических расстройствах и болезни происходило формирование различных концепций сущности психоза, психопатологических феноменов. Рассмотрим основные из них.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2018 год. (0.153 с) . Симптом, синдром, болезнь

О admin

x

Check Also

Пустулезные высыпания (дерматозы), Дерматология, заболевания, медицина, здоровье, болезни, секс

Везикулопустулез Пустулезные высыпания (дерматозы) 1. Чем отличается пустула от везикулы, или пузыря? Пустула — это гнойная везикула, или пузырь. Содержимое везикулы прозрачное или полупрозрачное, в то время как пустула заполнена лейкоцитами.

Пузырчатка: симптомы, причины болезни, фото, признаки заболевания

Пузырчатка Пузырчатка относится к группе аутоиммунных дерматологических заболеваний и характеризуется образованием пузырей на кожных покровах и слизистых оболочках в сочетании с появлением в крови циркулирующих иммуноглобулинов против кератиноцитов.

Пузырчатка слизистой полости рта: истинная и себорейная пузырянка, фото болезни во рту

Причины и симптомы пузырчатки слизистой оболочки полости рта: способы лечения и профилактики Пузырчатка – это очень серьезное дерматологическое заболевание, которое может привести к тяжелым последствиям и осложнениям.

Пузырчатка истинная (акантолитическая) — описание болезни

Пузырчатка истинная (акантолитическая) Истинная, или акантолитическая, пузырчатка - буллезный дерматоз, характеризующийся образованием внутриэпителиальных пузырей на неизмененной коже или(и) слизистых оболочках в результате акантолиза.